«Это похоже на обряд инициации»

Узнали у выпускниц (и завтрашних студенток), что они думают о школьном образовании, своем будущем и чего ждут от жизни.

Лера, Ставрополь:

Я бы не сказала, что моя общеобразовательная школа – самое прекрасное место, в котором мне приходилось учиться. Гораздо больше знаний мне дала музыкальная школа или художественная. Может быть, потому что душа больше лежит к искусству, а ходить на химию и физику утомительно. Выбирая ВУЗ, выбираешь и свою среду, надеясь оказаться на своём месте.

Современная писательница Линор Горалик сказала такую фразу: «Страшно не то, что мы взрослые, а то, что взрослые — это мы». Наверное, такой страх приходит к человеку впервые, когда заканчиваешь школу. Не скрою, что и сама начинаю чувствовать, что уже гораздо старше тех, кто сейчас классе в седьмом, хотя помню, как сама недавно подписывала тетради так: Валерия Чуйкова, 7 «Б».

Забывшись, что закончила школу, я подписала анкету для собеседования в вуз, как привыкла, поставив в уголке 11 «Б». После этого стало смешно.

А собеседование это проходило во ВГИКЕ. Туда я мечтала поступить достаточно долго. Когда-то девочка из моей школы смогла поступить туда с первого раза, с тех пор она стала моим кумиром. И в моем родном городе, Ставрополе, вёл кинопоказы тоже выпускник ВГИКа.

Так я и решила поступать на драматургию, потому что пишу с начальной школы, пьесы читать люблю, фильмы смотреть люблю, всё, что представляет собой работа сценариста, понимаю.

В результате, увидела свою фамилию в списке поступивших на бюджет. И это-то с первого раза! В тот самый ВГИК! Возможно, это похоже на сказку. На шанс туда поступить мне дали и высокие баллы ЕГЭ. Что будет дальше и что из этого выйдет, пока не знаю, но в планах у меня — работать в Образовательном центре для одарённых детей «Сириус».

Полина, Владимир:

Сейчас мы (я и мои сверстники) переживаем что-то вроде древнего обряда инициации. Месяцы, дни, часы ожидания, трепета и заслуженного восторга — то, что должно быть у каждого. От такого опыта ни за что на свете не захочешь отказаться. Новое и пугает, и вдохновляет, но так я осознаю, что время моей жизни не статично, оно уходит (это не грустно, это просто опыт), и что я в ответе за него.

Человек, который очень много значит для меня, раз и навсегда успокоил меня красивой метафорой. Жизнь – это поездка на поезде, и каким бы привычным ни казался вагон, не бойся, выходи на нужной тебе станции, иначе никогда так и не достигнешь цели своего путешествия.

Так что теперь мне проще расставаться со своим гимназическим прошлым: я научилась ценить наше общее время, чувство плеча и взаимопонимания, но успела понять, что многих интересных «соседей» нужно без сожаления отпустить, дать им разбрестись по разным остановкам.

Свое будущее я решила связать с журналистикой. Для меня очень важно, чтобы профессия оставляла возможность для творческой реализации, развития, общения с разными людьми, без которого мне трудно жить. По натуре я исследователь, поэтому ищу сферу деятельности, которая направит мою неуемную энергию в мирное русло.

Трудно объяснить, но хотелось бы, взрослея и вырастая из своих привычек и идей, сохранить присущую каждому возрасту мудрость, не обеднеть, не растерять себя во всем многообразии прошлого. Мое сознание и  интересы так часто меняются, что просыпаясь утром, я иногда с трудом узнаю себя вчерашнюю, поэтому сказать, что будет через двадцать лет – невообразимо трудно. Но самые значимые жизненные ценности всегда остаются неизменными. Например, вряд ли мне удастся чувствовать себя полноценной вне семьи. Я думаю, это именно то, что помогает самому простому человеку, хоть он не гений и не герой, оставить после себя след в мире.

Мне кажется, состарившееся поколение моих сверстников может однажды нарушить привычное противостояние молодой неопытности и мудрой осторожности, и не столкнуться с проблемой «отцов и детей». Просто мы привыкли адаптироваться к изменениям с такой скоростью, которая и не снилась нашим родителям. Они, в свою очередь, были, наверное, проще и больше нуждались друг в друге. Наше поколение кажется мне каким-то переходным, немного неприкаянным, очень разрозненным. Мы не похожи на своих доверчивых родителей и уже очень отличаемся от странноватых, почти инопланетных младших братьев и сестер, которые обеими ногами шагнули в будущее.

Таня, Санкт-Петербург:

У меня сложные отношения со школой: два года назад, в девятом классе, я даже собиралась поменять ее из-за конфликта с учителями и администрацией. Всему виной была моя единственная четверка в аттестате. Меня она устраивала, а руководство – нет. Конечно, сыграл свою роль мой юношеский максимализм — честность, принципы, все дела. Я говорила: «Если я знаю на четыре — ставьте мне четыре». На глазах стали рушиться школьные идеалы, любимые учителя оказались не такими уж правильными и безупречными. Было очень странно понимать, что цифры в моём аттестате для них важнее знаний.

Исключение из этого правила – моя всё ещё любимая учительница — это, пожалуй, единственный человек, по которому я буду скучать. Она всегда и ко всем относилась по-человечески, а не по-потребительски, пыталась дать нам знания и навыки, а не выкачать ресурсы и собственные привилегии (имею в виду всякие бонусы за олимпиадников, участников проектов и конкурсов). А еще у нее были самые нескучные уроки (это притом, что класс на уроках не «разлагался» и дисциплина соблюдалась).

Честно говоря, я рада, что ухожу именно в этот момент. За два года я приняла эту ситуацию, сделала соответствующие выводы и, что важно, не наломала новых дров. Мне кажется, похожие ситуации случаются с каждым, это важный и неотъемлемый этап развития. Достаточно посмотреть, сколько стихотворений написано на тему «я vs общество», чтобы понять, что ты не один такой ненормальный.

Кстати, с этим же конфликтом связан и мой стихотворный всплеск. Я писала и раньше, но с тех пор стала делать это часто и постоянно. Недавно решила, что хочу заниматься поэзией профессионально. Хотя я не уверена, что про творчество можно так говорить, ведь здесь мало только навыков. Поэтому, наверно, я и не поступаю в литературный институт. Творчество — оно не для заработка. Оно для людей. Ты читаешь текст и видишь себя в нём, понимаешь, что существует совершенно не знакомый тебе человек с такими же проблемами. Для меня это значит нести свет. Я стараюсь писать именно такие тексты. Чтобы читатель увидел себя в буквах и понял, что он не одинок. Слова вообще очень много значат. И я хочу дарить их людям. Дарить, а не продавать. Для денег будет работа. Для творчества есть душа.

Думаю, лет через двадцать у меня будет семья – муж, двое, может, трое детей, квартира (с тремя детьми без квартиры не очень). Надеюсь, что к этому времени выпущу минимум один сборник своих стихотворений. Будет работа, любимая, но не сильно (хочется, чтобы главным оставалось творчество). Ещё надеюсь (всё-таки двадцать лет – это большой срок), что те люди, которые мне очень дороги и важны, останутся со мной, терять их очень непросто.