fbpx

«Используйте это время, чтобы узнать себя»

Монахиня, астронавт и другие женщины, которые знают об изоляции не понаслышке, советуют, как пережить это непростое время.

Монахиня, астрофизик и соло-путешественница дают советы, как пережить изоляцию

Марион Дирикс, астрофизик, каждый год проводит от двух до трех месяцев на антарктической станции Амундсен-Скотт

Обстановка на станции очень похожа на то, что происходит сейчас: окружение практически не меняется, выйти толком нельзя. Я поняла, что в такой ситуации пытаюсь управлять средой, в которой нахожусь: навожу порядок в лабораторной комнате, начищаю ее до блеска. Совершенствовать пространство вокруг себя — ухаживать за растениями, наблюдать, как они меняются на глазах, украшать комнату  — для меня лучший способ сохранять психическое равновесие.

Одно из сложнейших испытаний — жить в таком маленьком пространстве с небольшой группой людей, особенно если среди них есть те, с кем не удается поладить. Приходится работать над тем, чтобы проявлять себя с лучшей стороны, и оставаться доброжелательной в конфликтных ситуациях.

Я практикую «социальное дистанцирование» уже 29 лет. Хотя, конечно, так я и 17 сестер, с которыми мы живем, свою жизнь не называем. Формально мы носим название «монахини-затворницы»: это значит, что мы никогда не покидаем стен нашего монастыря в Саммите, Нью-Джерси, за исключением визитов к врачу или если нужно купить что-то специфическое.

Как человек, который прожил в затворничестве всю жизнь, я могу рассказать, как взять из этой ситуации лучшее.

Обычно в повседневной жизни человек полагается на расписание, составленное в соответствии с ритмом внешнего мира. Нужно успеть на электричку, чтобы приехать на работу к определенному времени; у школьников день разбит на уроки и перемены. Благодаря таким вещам возникает ощущение последовательности и ритмичности. Дома составьте расписание для себя и своей семьи. Мы в монастыре просыпаемся в одно и то же время, у нас расписано время для молитв, богослужений, работы, еды и отдыха. В нашей жизни есть умиротворяющий ритм.

Позаботьтесь о тех, кто рядом. Позвоните старшим соседям и спросите, не нужна ли какая-то помощь. Посвятите время семье, используйте возможность сделать родственные связи прочнее. Не прячьтесь от тех, с кем живете, за работой. Монастырь — это не многоквартирный дом, мы сообщество, и чтобы стать им, нужно работать. Учиться слушать, прощать и принимать друг друга.

Время карантина — это возможность пожить тихой, простой жизнью. Каждый день после обеда у нас есть полуторачасовой перерыв — время тишины. Мы не ходим по дому, не разговариваем. Мы читаем, молимся, размышляем. Кто-то занимается рукоделием, кто-то дремлет. Люди говорят, что хотят мира и спокойствия, но когда получают их, начинают паниковать. Они не знают, как быть в одиночестве, боятся встретиться со своей темной стороной, обнаружить о себе правду, которая им не понравится. Они наполняют свою жизнь шумом, чтобы убежать от своих чувств. Используйте это время, чтобы узнать себя. Остановитесь. Успокойтесь.

Энн Макклейн, астронавт

Хотя ситуация, с которой сейчас столкнулись жители планеты, сильно отличается от жизни в космосе, думаю, параллели все-таки есть. Когда речь идет об исследовании космического пространства, люди обычно думают, что дело исключительно в технических моментах. Это большое заблуждение. Есть один не касающийся технологий аспект, который крайне важен в нашей работе — то, как мы умеем ладить друг с другом. Если члены экипажа проведут месяц на космической станции, не разговаривая друг с другом, успешной команды не выйдет. Мы забываем об этом и когда говорим о космосе, и когда говорим о карантине и самоизоляции.

Будьте милосердны к себе, признайте, что вы в стрессовой ситуации. А потом попытайтесь осознанно вести себя в интересах группы. Под группой я подразумеваю и тех, с кем вы живете, и общество в целом.

Обычно мы все очень заняты какими-то делами, но сейчас вынуждены замедлиться. И возможно, мы будем скучать по некоторым вещам, когда все это закончится — по тому, чтобы проводить больше времени с детьми, помогать им с учебой, чаще бывать с любимыми, нам захочется снова навести порядок в гараже, в конце концов.

Сьюзен Смилли, три года в одиночестве путешествует на маленькой парусной яхте

Страх и его симптомы — паника и тревога — нормальная реакция на опасность и неопределенность. В моих путешествиях страх помогает мне оставаться в безопасности: я научилась прислушиваться к своим инстинктам — мгновенно менять планы при виде зловещих штормовых облаков, оставаться начеку, несмотря на усталость.

Как бы вы ни ценили свою независимость, эмоциональная поддержка жизненно важна, когда вы вдалеке от любимых людей. У меня есть чаты с друзьями в WhatsApp, где мы делимся хорошими новостями и разговариваем о том, что пугает. Если только вы протянете руку, найдется кто-то, кто вытянет вас из кризиса, а вы сделаете то же для него. Во время моего недавнего приступа паники друзья просто напоминали мне, что чувствовать себя плохо — нормально. Самые крошечные контакты с людьми невероятно подбадривают, так что никогда не стоит их недооценивать.

Огромное удовлетворение приносит соблюдение простого ритма в течение дня: выпить первую чашку кофе утром, вкусно пообедать, наблюдать закат солнца и ждать, когда на небе появится Большой ковш.

Совет, который вряд ли придется по душе многим и которому, наверное, непросто следовать — ограничьте использование интернета. Техника всегда может подвести. Сейчас мы все пользуемся интернетом чрезмерно много, сеть может не выдержать такой нагрузки. Я стараюсь полагаться на вещи, которые точно не подведут — читаю книги, пишу, выращиваю травы, наблюдаю за облаками. Ну и занимаюсь спортом, насколько это возможно на двух квадратных метрах, которые мне доступны.

Чтобы не пропустить новые интересные публикации, подписывайтесь на наш канал в Telegram или группу «Вконтакте».