Один день акушера-гинеколога

Акушер-гинеколог Лена Рябова рассказывает, как проходит ее обычный рабочий день.

15:40. Я подхожу к роддому. Настроение – очень хорошее.

Захожу в ординаторскую. Это небольшая комната, где врачи могут отдохнуть, пообедать, попить чай. Здесь есть диван и два раскладных кресла, где можно вздремнуть ночью. Если разложить их, то места в помещении больше не останется.

Дежурная команда – это три врача акушера-гинеколога, один анестезиолог, один неонатолог, средний медицинский персонал (медсестры и акушерки) и санитарки. Один из акушеров-гинекологов – ответственный дежурный врач. Он выполняет функции главного врача в его отсутствие, отвечает за все, что происходит в роддоме во время дежурства, принимает решения в тяжелых и спорных ситуациях. В этой роли в полной мере ощущаешь груз ответственности и по-другому начинаешь воспринимать и пациентов, и акушерство. Конечно, любое решение принимает вся команда, основываясь на медицинских протоколах, правилах и своей совести. Но иногда бывают очень спорные ситуации.

В этот раз я дежурю третьим врачом, так что мне немного спокойнее.

В родильном доме есть несколько отделений: дородовое, родильное и послеродовое. Дежурные врачи – это врачи по оказанию экстренной помощи, поэтому чаще всего мы работаем с пациентками в родильном отделении и приемном покое. Женщины в дородовом и послеродовом отделениях – плановые пациентки, у них есть свои лечащие врачи. Если у кого-то начинаются роды, дежурный врач осматривает их и переводит в родильное.

16:00. Когда врачи заступают на дежурство, первым делом они идут в родильное отделение, чтобы принять пациенток, которые там находятся. Нужно понять, кто на каком этапе родов, все ли в порядке, не нужно ли вмешаться.

Мы приняли родильное отделение, в целом у всех женщин все хорошо. Одна из них заслуживает более пристального внимания, к ней нужно будет вернуться. Можно и поесть.

16:30. Все вместе садимся обедать (или ужинать). Из дома на дежурство пришла только я. Одна из докторов – заведующая родильным отделением и с утра на посту, а другая пришла с амбулаторного приема.

В моей работе очень многое зависит от команды, от людей, которые рядом. И сегодня мне очень повезло. Во-первых, у нас троих одинаковый взгляд на акушерские ситуации, а во-вторых, это мои друзья и учителя, мы легко понимаем друг друга.

16:50. Подходят две девушки из интернатуры, хотят подежурить вместе с нами. Это очень приятно – лишние рабочие руки всегда пригодятся. В работе врача 50% составляет бумажная работа – написание историй родов, протоколов операций, журналов. Интерны помогают нам в этом, а мы учим их вести роды, шить разрывы и разрезы промежности, ассистировать на операциях, объясняем, как принимать решения в разных ситуациях. Каждый год у нас в роддоме есть человек 10 ординаторов и интернов, но толковых – один-двое, они действительно хотят всему научиться, дежурят по 8 раз в месяц, просят все показать и объяснить. Такие ребята всегда запоминаются и часто остаются работать. Вся молодежь, которая работает у нас в роддоме, – это те самые лучшие из ординаторов и интернов, с улицы практически никто не приходит.

17:45. Первые за это дежурство роды. Это как раз та женщина, которая заслуживала более пристального внимания – у нее зеленые воды. Околоплодные воды приобретают зеленый цвет (в норме они светлые) из-за присутствия в них мекония, первородного кала, кала плода. Это значит, что имеется хроническая плацентарная недостаточность и хроническая гипоксия плода (грубо это можно назвать кислородным голоданием плода). Поэтому мы внимательно наблюдаем за состоянием плода в такой ситуации, длительно записываем его сердцебиение с помощью кардиотокографии. И если видим по этим данным ухудшение состояния плода, то очень быстро заканчиваем роды оперативным путем – делаем кесарево сечение, вакуум-экстракцию плода или используем акушерские щипцы – зависит от этапа родов. К счастью, в этот раз все обошлось хорошо, родился здоровый мальчик.

В первые два часа после родов риск послеродовых осложнений (в первую очередь это кровотечение) наиболее велик, поэтому это время женщина находится в родильном отделении под наблюдением, а спустя 2 часа переводится в послеродовое. Если и мама, и малыш чувствуют себя хорошо, то они остаются вместе с момента рождения и до выписки.

Для первых родов нормально, если от начала регулярных схваток до рождения ребенка проходит 10-12 часов. У нас одновременно может быть в родах 5-7, иногда больше, женщин. Конечно, нет никакой возможности сидеть и держать за руку каждую из них. Мы регулярно проверяем состояние, измеряем давление, выслушиваем сердцебиение плода и записываем КТГ. Роженица находится в отдельной палате, она может лежать, ходить, сидеть на фитболе. В каждой палате есть душевая кабинка и радиоприемник. Всего в нашем роддоме 5 индивидуальных родильных залов, поэтому в идеале одновременно в родильном отделении должно быть не более 5 женщин. Когда их больше, кому-то приходится ждать в коридоре.

Пациентки поступают к нам либо по скорой, либо самостоятельно. Но мы настоятельно рекомендуем всем приезжать на скорой, потому что часто работаем в условиях перегруза и поэтому можем быть закрыты из-за отсутствия мест.

18:20. Спускаюсь в приемный покой, там 4 женщины. На осмотр каждой нужно хотя бы 20 минут, но иногда нет и этого времени.

У первой пациентки уже почти 42 недели, ей пора госпитализироваться в дородовое отделение. Роды в срок – от 37 до 42 недель. Если все хорошо, то до срока 41 неделя и 3 дня мы просто ждем, что в какой-то момент начнутся схватки. Но если к этому моменту ничего не произошло, нам нужно активно вмешаться, потому что к 42 неделям все женщины должны родить. Беременность не может длиться сколько угодно долго, при перенашивании плацента перестает справляться со своими функциями и плод от этого может начать страдать и даже погибнуть. Поэтому когда наступает это время, 41 неделя и 3 дня, задача акушеров – активно подготовить организм беременной к родам специальными препаратами и перевести женщину в родильное отделение для родовозбуждения.

С распространением интернет-форумов и соцсетей общаться с пациентами стало значительно сложнее: у женщин появляются какие-то предубеждения, страхи и недоверие к медицинским работникам, они сами ставят себе диагнозы, кто-то требует сделать кесарево сечение, а кто-то наоборот отказывается от него, когда есть показания, и во что бы то ни стало хочет родить естественным путем. Пациенты перестают доверять докторам и это очень серьезно усложняет работу.

Нужно понимать, что в стационарах больших городов не работает кто попало, сюда сложно устроиться. Я уже говорила, что и к нам, и в большинство больниц практически не попадают люди с улицы. В основном это лучшие из ординаторов, которые у нас учились и многократно доказали свой профессионализм. Здесь жесткий фильтр: сначала вам нужно получить образование, а процент отчислений в медицинских вузах довольно высок; потом показать себя с лучшей стороны в интернатуре и ординатуре; затем безупречно проработать первые полгода-год, чтобы вместо временного договора получить постоянную работу.

Есть популярное заблуждение, что частная медицина всегда лучше государственной. В действительности в частном центре вам, вероятно, уделят больше времени и будут приветливее, но абсолютно не факт, что там вам встретится квалифицированный врач. Конечно, крупные и известные клиники заботятся о своей репутации, поэтому тщательно осуществляют подбор кадров. Для них важен стаж и квалификация принимаемого сотрудника, его опыт работы, навыки и умения. А для того, чтобы устроиться в небольшой частный центр, часто бывает достаточно наличия медицинского диплома и сертификата.

19:10. Еще одни роды – на сервисном отделении. Это отделение повышенной комфортности с индивидуальным постом акушерки. И если женщина хочет улучшенных условий и постоянного внимания, она может рожать здесь, заключив договор с роддомом на сервисные роды.

В этот раз роженица вела себя ужасно: совершенно не слушала ни меня, ни акушерку, когда нужно было дышать – тужилась, когда нужно было тужиться – кричала и пыталась слезть с рахмановской кровати, закатывала глаза, чуть не ударила ногой акушерку. К счастью, ребенок выдержал все безумства своей мамы. Родился здоровый мальчик.

Такое иногда бывает: в приемный покой поступает адекватная девушка, улыбается, шутит, а во время родов совершенно теряет рассудок. Конечно, это от боли, но дело еще и в том, насколько женщина морально готова к родам. Это очень важно – осознавать и быть готовой к тому, что предстоит трудный путь, что роды – это тяжелая работа, которую за вас действительно не сможет сделать никто. Да, это больно и роды длятся несколько часов, но это нормальный и естественный процесс, а врачи будут рядом и всегда придут на помощь. На самом деле, от настроя женщины зависит едва ли не больше половины успеха в родах.

20:00. Вечерний обход всех отделений роддома. Вообще-то обход должен делаться по расписанию, но получается далеко не всегда – иногда одни роды идут за другими, между ними операции, и до вечернего обхода руки доходят только в 22-22:30. В родильном доме почти сто коек, соответственно, всегда лежат 80-90 женщин и еще 60-70 детей. Бригада дежурных врачей отвечает за всех. Пациентки могут обращаться к своей акушерке, а если вопрос серьезный, то она вызывает дежурного врача. Одной из женщин понадобилось сделать КТГ (мониторирование состояния плода). Пока делаю его, подходит другая и жалуется на схватки. На завтра у нее назначено плановое кесарево сечение по поводу множественных переломов таза в автоаварии, случившейся 2 года назад. Осматриваю ее – начало активной фазы родов. Значит, операцию нужно делать не завтра, а сейчас. Отправляю ее готовиться.

20:20. Еще одни роды, все проходит нормально.

20:30. Сели поужинать. Одна из докторов принесла домашние пельмени, очень вкусные. Ужинаем мы тогда, когда выдается свободная минутка, и времени на еду у нас столько, сколько получится – пока не вызовут на роды, или в приемный покой, или на операцию. Часто бывает, что просто хватаем что-то и глотаем на ходу. Сегодняшний день – очень спокойный, поэтому сидим и наслаждаемся пельменями.

21:10. Оперирую женщину с переломами таза в аварии. Все хорошо, здоровый мальчик, счастливая мама.

Спускаюсь в приемный покой, куда поступила беременная с отошедшими околоплодными водами и с рубцом на матке. Срок беременности 35 недель, то есть роды будут преждевременными. Так что нас ждет еще одна операция.

23:30. В родильном еще одни роды без особенностей, все хорошо.

23:50. Анестезиолог приглашает нас на вторую операцию. В 23:59 извлечена девочка. Ребенка забирает педиатр, чтобы понаблюдать за ним, так как малышка недоношенная.

1:00. Мы стараемся делить ночь на три части, чтобы каждый из докторов смог хоть немного отдохнуть. Я спускаюсь в ординаторскую, чтобы прилечь на свое раскладное кресло. В 3 часа начнется моя часть ночи. Как только ложусь, звонит интерн из приемного покоя и просит подойти, говорит, что ей не нравится КТГ. Прихожу – КТГ нормальное, а вот при осмотре на кресле определяю ножное предлежание плода. Мама жалуется на поведение малыша: «На последнем УЗИ лежал правильно, головкой вниз. А тут вдруг развернулся». Роды в ножном предлежании — патологические и могут быть травматичными для плода, поэтому предлагаю женщине кесарево сечение. Она согласна. Интерн оформляет историю родов, а я все-таки иду в ординаторскую. В родильном тем временем происходят еще одни роды. Педиатры подозревают у ребенка внутриутробную инфекцию.

2:30. Зовут в операционную.

2:38. На операции извлечен мальчик. У малыша и мамы все хорошо. Пока все записали, уже 3:30. Отправляю второго доктора в ординаторскую отдохнуть. Сама остаюсь в родильном.

Звонит акушерка приемного покоя – к ней одновременно поступили 3 женщины со схватками. Вместе с интерном принимаем и оформляем всех.

5:00. Пока в родильном все спокойно. Пьем чай и разговариваем с любимой акушеркой. Она недавно стала бабушкой и показывает мне фотографии своей внучки.

6:00. Моя часть ночи заканчивается. Я ухожу, но у меня еще есть дела: в родильном доме я отвечаю за переливание крови, и сейчас мне нужно подготовить документы по этой теме, отправляюсь печатать их.

6:40. С документами закончено. Иду в ординаторскую и падаю на свое раскладное кресло. На соседнем лежит второй доктор. Гремит каталка, скорая помощь везет к нам кого-то. Наша ординаторская находится на территории приемного покоя, поэтому мы все слышим. Доктор, которая осталась в приемном покое, осматривает пациентку, а мы внимательно слушаем, лежа за дверью. В коридоре кричат про отслойку плаценты. Это угрожающее жизни женщины состояние, при котором нужна экстренная операция, а значит нам обеим придется вставать. Я смотрю на часы – 7:10. Меня просят сделать женщине УЗИ. Делаю – никакой отслойки нет, с плодом все хорошо, просто отошли воды, женщина отправляется в дородовое отделение.

8:00. Встаем, ставим чайник, готовим завтрак. Еще дежурные врачи должны сдать родильное отделение заведующему, но в этот раз заведующая сама дежурила с нами.

За это дежурство мы приняли 14 родов. И это было хорошее дежурство – не очень много родов, относительно спокойно, и не было тяжелых детей.

Чтобы не пропустить новые интересные публикации, подписывайтесь на наш канал в Telegram или группу «Вконтакте».

Темы этого материала