Чёртик, выходи

Накануне самого жуткого праздника в году – Хэллоуина – мы решили расспросить девушек, чего они боялись в детстве, какие страшилки рассказывали и чем пугали друг друга.

детские страхи

Маша, 27 лет:

Когда вспоминаю детство, в первую очередь на ум приходят дачные приключения. В перерывах между играми в Зену – королеву воинов и олимпийских богов мы пытались кого-нибудь «вызвать», причём круг потусторонних гостей ограничивался тремя персонами: это были Пушкин, Ленин и Пиковая дама. Другие на наши спиритические сеансы не приглашались. Причём делали мы это обычно только во время урагана. Ну или бежали варить зелья из поганок на костре.

Но был и прямо-таки настоящий оккультизм с попытками вызвать чертика. Рисовали круг с буквами, цифрами и, собственно, самим чертом посередине, привязывали нитку к игле, спускались в подвал со свечами. Дальше ведущий ставил иглу, подвешенную на нитку, в центр листа и задавал вопросы. Черт отвечал, показывая ушком иголки на разные буквы по очереди. И это, кстати сказать, работало — чего-то он нам даже сообщал, а порой и дразнил. Спрашивали про мальчиков всякое. Было жутко и интересно. Один раз приоткрытая крышка подвала захлопнулась с грохотом, а со стены какая-то икона свалилась, после такого я прекратила общение с этим товарищем.

Наташа, 18 лет:

В лагере мы рассказывали друг другу много разных страшилок. Например, была такая история: «Жили-были на свете муж и жена, и был у них маленький ребенок. Однажды они решили отправиться в кино на ночной сеанс, вызвали ребенку няню и спокойно уехали отдыхать. Няня покормила малыша, поиграла с ним и уложила спать, а сама решила отдохнуть и посмотреть телевизор. Войдя в гостиную, она увидела, что за окном на балконе стоит очень странная статуя ангела, который плачет кровью. Няне стало жутко, она позвонила хозяевам дома и спросила, может ли она занавесить окно, чтобы не видеть страшное изваяние. Мама ребенка, немного помолчав, ответила: «Бери малыша и убегай из квартиры. У нас нет никакой статуи. Мы уже едем к вам». Но когда они вернулись домой, няня и ребенок уже были мертвы, а статуя бесследно исчезла».

Настя, 25 лет:

Одним летним вечером мы с двоюродной сестрой болтались у бабушки в огороде. Мне было лет 5-6, ей – 13-14. Когда начало темнеть, сестра загадочным шепотом сообщила, что бабушкин огород хранит одну страшную тайну, которую она может мне не только рассказать, но и показать. Я, конечно, была (и остаюсь, что скрывать) той еще трусихой, но очень любопытной. Осторожно огибая грядки с капустой и продираясь сквозь малинник, мы подбирались к таинственному месту, которым оказался курятник. Я вглядывалась в спящих куриц, пытаясь угадать, чего они там могут скрывать, а сестра прошептала: «Посмотри на петуха. Скоро он проснется, глаза его будут гореть огнем, и он отправится на охоту. Ведь это петух-убийца». Я не заорала, не побежала к бабушке прямо по капустным грядкам – не такой была маленькая Настя. Я крепко схватила сестру за руку и потянула в сторону бабушкиного дома. До него я добралась в мокрых штанишках.

Таня, 31 год:

Когда мне было лет 7, я попросилась с двоюродным братом в кино на первого (как выяснилось спустя годы) «Терминатора». Перед сеансом мама несколько раз переспрашивала меня, точно ли я хочу пойти, и предупреждала, что будет страшно. Но я была уверена, а эти расспросы только раздражали. Брату тогда было 15 и он бояться точно не собирался, а меня все это раззадоривало. В общем, «Терминатор» оказался страшнее, чем я в принципе могла представить себе в таком возрасте. Самой ужасной была сцена, где раненая женщина ползет по коридору, пытаясь спастись, а Терминатор медленно шагает за ней следом, бухая железом ботинок, и в конце концов убивает. После фильма еще несколько недель я не могла оставаться одна дома, одна в темной комнате, все время слышала этот звук шагов, представляла, как буду пытаться спрятаться под кроватью, а он меня все равно найдет, и тогда деться будет уже некуда. Такая абсолютная беспомощность и безысходность. Это впечатление было очень чистое — зрительского опыта у меня тогда не было практически никакого, и это кино осталось со мной навсегда. Например, сейчас, когда намыливаю голову шампунем и зажмуриваю глаза, чтобы не попала пена, чувствую такую же беззащитность: думаю, что сразу промыть глаза и быстро среагировать наверняка не удастся. Пару лет назад я пересмотрела фильм, конечно, было смешно, что когда-то это меня так испугало. Но оставаться одной в пустом пространстве до сих пор страшно.

Марина, 29 лет:

В детстве родители пугали нас цыганами. В городе были районы, где они обитали, я и сейчас помню эти кучи цветного тряпья, помню, что цыгане приставали к людям, воровали золото и толкали наркоту. Взрослые говорили детям, что подходить к цыганам нельзя, что они могут тебя украсть и придется жить в таборе, беспрестанно стирать и готовить. Мы этого реально боялись, если видели цыганку — просто убегали в другую сторону. О толерантности в 90-х никто особенно не задумывался.

Аня, 26 лет:

В 1-2 классе мы пытались заманить в ловушку жевательного гномика. Нужно было привязать к стулу измазанную помадой нитку, а второй конец держать в руках. Гномик должен был появиться на том конце и по нитке идти к тебе. Его нужно было разорвать, чтобы из него посыпались конфеты. Мы не считали, что это добрый гномик, мы просто хотели получить конфеты. Правда, он так ни разу и не пришел – наверное, чувствовал, что ничего хорошего его тут не ждет.

Чтобы не пропустить новые интересные публикации, подписывайтесь на наш канал в Telegram или группу «Вконтакте».