Как бокс помог мне справиться с тревожностью и депрессией

Хафиза Назим рассказывает, как бокс стал частью ее терапии.

«Как часто вы занимаетесь спортом?» — однажды спросил меня психотерапевт в середине напряженного сеанса.

«Не считая прогулок, никогда» — ответила я. Скорее, это депрессия говорила во мне. Я и просыпаться-то не очень хотела, не говоря уже о том, чтобы заставлять себя заниматься тем, что забирает последние силы. Мой терапевт, конечно, желал (и до сих пор желает) мне только лучшего, но какой тут спорт? Я скорее сбросилась бы с лестничного пролета, чем поднялась по нему.

«Мне кажется, это в самом деле помогло бы вам стать менее вялой, менее раздраженной. Возможно, лучше спать по ночам. Но я ни на чем не настаиваю», — улыбнулся он. Я обещала подумать.

Примерно три года спустя я наконец последовала его совету.

Немного обо мне: последний раз я занималась спортом в старших классах, и то только потому что от этого зависела моя оценка. В колледже была пара попыток, но каждый раз я прикладывала все усилия, чтобы не делать даже самый минимум того, что требуется. Один раз мы с соседкой проснулись рано утром и отправились на пилатес. Еще я, можно сказать, несколько раз занималась бегом – просыпалась слишком поздно и бежала на пары. А, забыла про тот август, когда я выучила три быстрых и не требующих экипировки упражнения. Они должны были мотивировать меня на домашние тренировки, но я забила. В конце концов, я решила: чтобы постоянно заниматься, мне нужен тренер, который будет следить за моей дисциплиной и объяснять, что делать.

Тогда я записалась в новый клуб Overthrow в Бруклине, твердо решив отныне заниматься спортом до конца своих дней. И хотя я переживала о том, как все пройдет, в глубине души мне хотелось поскорее начать.

Я хожу к психотерапевту около трех лет, а тревогами и депрессией страдаю, кажется, большую часть жизни.  Все эти годы я вела ожесточенную борьбу, и терапия, безусловно, помогла мне пережить тяжелые времена, но внутри постоянно звучал голос, который говорил, что я что-то упускаю. Я считала, что раз я проговариваю свои проблемы с профессиональным терапевтом дважды в неделю, это значит, что я забочусь о своем психическом здоровье. Но оказалось, что терапия – первый, но не единственный возможный шаг. Всего лишь через неделю сочетания терапевтических сеансов и тренировок по боксу я заметила огромные изменения в своем состоянии, не только потому что стала физически более активной, но и потому что впервые в жизни смогла отключить голову и почувствовать свое тело.

А вот как обстояло дело для Ро Малабанана, генерального директора Бруклинского клуба Overthrow и одного из моих тренеров. Малабанан, фитнес-инструктор и персональный тренер с опытом более 20 лет, рассказал мне, что начал заниматься боксом в 16 лет. «Бокс изменил мою жизнь, он дал мне цель, показал, куда двигаться, — говорит он. — В юности я чувствовал себя потерянным и запутавшимся, я не знал, чем хочу заниматься, кем хочу стать, когда повзрослею. Бокс помог мне направить эту энергию в позитивное русло. Он помог мне стать более уверенным, чтобы достичь успеха в бизнесе, начать тренерскую карьеру и в конце концов открыть собственный клуб».

Перед первой неделей занятий я рассказала Малабанану о своей борьбе с тревогой и депрессией, а он поделился своим опытом. «Во время кризиса в 2008-м я потерял все. Я был в депрессии, сломлен, раздавлен. Я продолжал заниматься боксом и тренировать, и это  давало мне силы двигаться дальше. Еще один раунд, еще один день. Так я устоял на ногах. В конце концов у меня появилась возможность устроиться тренером в  Overthrow, и теперь я счастлив, что могу учить других и делиться опытом, который дал мне бокс».

Благодаря его откровенности я смогла наконец успокоиться и начать заниматься. Теперь, с ясной головой, я могла концентрироваться на том опыте, который получала на тренировках.

В Overthrow есть три типа 45-минутных тренировок: персональные тренировки; групповые тренировки, где вы осваиваете технику, учитесь двигаться и боксировать как профессионалы; и классы, названные как и сам клуб, Overthrow, которые включают в себя основы, работу с грушей и бой с тенью. А если вы боитесь, что у вас недостаточно опыта, не переживайте: на тренировки приходят люди с разным цветом кожи, разного пола и возраста и всех уровней подготовки.

Я начала с тренировки типа Overthrow, что вероятно было ошибкой для новичка (а может и нет). Тренировка была, мягко говоря, тяжелой, но не более тяжелой, чем могут быть тревожность и депрессия. Одновременно нужно было слушать тренера, который строго, но вместе с тем подбадривающе говорил, какой из ударов (джеб, кросс, хук, апперкот) использовать, и быть готовой посреди подхода начать делать общеукрепляющие упражнения вроде приседаний, отжиманий и прыжков. Я пропотела насквозь и хотела все бросить уже через пять минут. Я переживала, что остальные смотрят, как я пытаюсь продолжить и не могу, это мешало мне сконцентрироваться, и на глаза наворачивались слезы.

Но я не бросила. И не только чтобы написать этот текст, но и потому что за последние 22 года я еще ни разу не бросала начатое. Пытаясь восстановить дыхание на тренировке, я вспомнила все моменты моей жизни, когда я хотела на все плюнуть, но продолжала делать то, что делаю. Вспомнила дни, когда хотела лежать в кровати и плакать, но вместо этого вставала и шла на лекции и стажировки. Вспомнила все те собеседования, на которых мне нужно было продать себя, а я чувствовала себя мошенницей. Я сглатывала и делала еще больше отжиманий. Пила воду между подходами и чувствовала, как сильно бьется сердце в груди. А в конце тренировки у меня было странное ощущение, будто я валюсь с ног, но в то же время могу пробежать целый марафон. В тот же день я позвонила своему парню, в глазах снова были слезы, и я чувствовала себя взволнованной и возбужденной.

Первый день оказался самым сложным, но, говорят, так бывает в любом деле. На следующий день я рассказала о своих переживаниях Ро, пока он помогал мне с обмотками перед нашей персональной тренировкой. «Бокс и упражнения могут очень сильно помочь людям справиться с разными психическими состояниями, — объяснил он. — Бокс помогает стать увереннее, повысить самооценку и найти скрытую внутри силу. Бокс помог и мне выкарабкаться. Я продолжал заниматься и развиваться как тренер, и это помогло мне пережить тяжелые времена».

«Боксерский клуб – это место, куда люди, страдающие тревогой и депрессией, могут прийти и выпустить пар, — добавляет основатель Overthrow Джозеф Гудвин. — Как человек, знакомый и с тем, и с другим, могу сказать, что бокс — это настоящая отдушина, его техника и ритм позволяют выплеснуть эмоции и испытать облегчение. Это место, где люди могут быть самими собой и двигаться к тому, во что верят».

А во что верю я? Этот вопрос мучал меня с первой тренировки всю неделю. Я точно верю в целительную силу терапии и музыки, но готова ли я сделать бокс частью моего путешествия к исцелению и счастью? К концу первой недели мое тело вопило «Нет!», но разум кричал «Да!».

Чтобы не пропустить новые интересные публикации, подписывайтесь на наш канал в Telegram или группу «Вконтакте».